00:16 

Пророчество Жанны д’Арк

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Автор: OmniF@M
Бета: NeZ@БуDК@
Рейтинг: PG-13
Размер: макси
Пейринг: Винтер/Элиос, Эмили, Морден/Винтер
Жанр: AU, Drama
Фандом: Оригинальные произведения
Аннотация: В Англии заканчивается эпоха средневековья. Темный маг Морден истребляет простых крестьян, а добрых колдунов и ведьм насильно приводит под свое знамя. Шестнадцатилетняя Винтер и ее подруга Эмили решают спасти мир от злодея.

Тот, кто верит в свое предназначение, никогда не сойдет со своей дороги и исполнит назначенное судьбой.
Комментарии: Не судите строго, моя первая работа

Предупреждения: смерть персонажей, насилие
Статус: Не закончен


Пролог

Мир, в котором мы живем, представляет собой полотно. Люди с их судьбами вплетены в них подобно нитям. Все нити разные по толщине, составу и цвету, также как люди различаются между собой: они делятся на добрых и злых.
Но не только в этом состоит различие: состав этих нитей заключается в способности людей держаться за свои цели и устремления, они держатся за свои судьбы или, напротив, не знают своего предназначения.
Последнее отличие, самое важное – это то, что существуют на свете не только обычные люди. Неважно, верят они или нет в магию, она существует помимо их веры и неверья. Также существуют и те, кто умеет ею пользоваться – колдуны и ведьмы. Они бывают как добрыми, так и злыми.
Добрые колдуны и ведьмы используют белую магию, а злые - темную. Каждая сторона этих магических нитей из полотна черпает энергию из своего источника: темные колдуны питаются людскими страданиями, добрые же – добрыми поступками

Тот, кто верит в свое предназначение, никогда не сойдет со своей дороги и исполнит назначенное судьбой.



Глава 1. Счастливая семья Свейн

Англия, 1486 год. На исходе война Алой и Белой розы. Генрих VII объединил враждующие династии Ланкастеров и Иорков под одним гербом алой и белой розы, женившись на девушке из рода Иорков. Этим он примирил обе династии по окончании войны, так как являлся родственником Ланкастеров. В стране воцарился абсолютизм.
После продолжительных антифеодальных восстаний в начале XV века, большинство крестьян освободилось от крепостнических уз. Времена Жанны д’Арк закончились.

Неподалеку от Шотландии находилась маленькая деревушка Вотершир. Ее название происходило от английского слова «water» - вода. А вода, потому, что почва в этих краях была очень водянистой, что значительно осложняло жизнь земледельцам.
Одним из таких земледельцев был Карл Свейн. Его семья занималась этим ремеслом всю жизнь. Не сказать, чтобы это приносило им большой доход, наоборот, год за годом Свейнам хватало только на пропитание. Как бы они не старались, они не могли ничего отложить на «черный» день. Но это их нисколько не огорчало.
Мало кто из семей в деревне Вотершир может похвастаться тем, что, несмотря на все невзгоды, они счастливы. Возможно, даже в целой Англии не найдется такой семьи. Однако, семейство Свейнов были по-настоящему счастливы.
В тяжелое время войны, когда особенно трудно было вырастить на своей земле что-либо годное в пищу, а еще труднее уберечь эту скудную еду от грабителей-воинов или бродяг-разбойников, этих людей утешала лишь одна вещь – любовь.
Карл всегда верил в любовь, и, поэтому, ослушавшись своих родителей женился по любви.
Так, на любви и согласии Карл и Маргарет (так звали его жену) построили свою семью. Этой великой истине – любви, они учили и своих детей. А их было трое: старший сын – Уильям, средний – Джон и младшая дочь – Винтер.
Как раз Винтер и будет посвящен мой рассказ.
Винтер 14 лет. Такое имя она получила потому, что родилась зимой. И в дальнейшем она всегда напоминала родителям это время года. Нет, она не была холодной и бессердечной, скорее в ее характере проявлялась какая-то твердость, решимость.
У нее были пронзительные голубые глаза и черные как ночь волосы. Каждый раз, глядя в ее глаза можно было увидеть океан, в котором от неистового ветра волны поднимаются и бьются о скалы. А иногда они напоминали безоблачное небо. Цвет глаз был всегда разным и зависел от ее настроения.
Во взгляде чувствовалась уверенность и непокорность. Когда она говорила, а из ее глаз струился нежный голубой свет, люди невольно проникались к ней доверием и, в то же время, воспринимали ее серьезно, как взрослую.
Для девушки она была слишком мужественна, а ее храбрости немного завидовали даже братья. Когда она что-то решала, то никто не мог ей противостоять. Ее упрямство можно было сравнить лишь с зимним ветром, с силой гнущим деревья и распахивающим настежь окна. Родителям здесь приходилось прибегать к разумным доводам, призывая дочку размышлять и понимать, чем к силе, с которой она могла бы совладать.
Несложно догадаться, что ее увлечением стало умение обороняться. Винтер с малолетства училась защищать себя. Но не стоит путать это с тягой к войне и участию в сражениях. Нет! Винтер по духу была воином, но в схватку она вкладывала скорее борьбу с несправедливостью, желание добиться какой-то высокой цели, такой, как сделать мир добрее, а не причинить сопернику боль или вызвать его смерть.
Она, как и ее братья, верила, что, когда вырастет, обязательно будет защищать семью, страну от набежчиков, которые захватывают деревни, чтобы поживиться их «добром».
С детства Винтер легко могла поколотить братьев, доказывая свою правоту. А так как они мальчики, способные понять силу, то стали проявлять уважение к своей младшей сестре и слушаться ее.
Винтер всегда была главнокомандующим в их троице, возглавляла все «миссии», совершаемые ради потехи. Любимым их развлечением было прятаться от родителей и пугать их, долго не возвращаясь домой.
Также, как и все жители деревни Вотершир, Винтер и ее братья знали места в лесу, где почва не такая водянистая, и пробирались по ней через лес, не боясь, что их засосет эта болотистая земля. Эти места и этот лес был как знаменит своими болотами, источавшими едкий кислый запах своими испаринами. Все вокруг – деревья, камни, землю покрывал мох и из него сочилась вода. Но, несмотря на опасности и тайны, этот лес преисполнялся особым очарованием, привычным жителям деревни. Лишь они знали, как пройти здесь вдоль и поперек, не боясь утопнуть. Этому их учили их родители, а родителей бабушки и дедушки и т.д. – все это передавалось из поколения и поколение. Именно на эти местные навыки и полагались Винтер и ее свита из братьев, и за них, в свою очередь, никто не волновался.
Играя, как обычно, в лесу, Винтер, Уильям и Джон представляли себе, что они настоящие воины и живут в огромной каменной крепости и служат королеве. Королевой у них была Винтер, она отдавала приказания и они, ее войско, смело отправлялись в поход освобождать деревни. Для них это была не просто игра – они верили, что в будущем спасут мир, станут настоящими героями, а Винер станет королевой, которая войдет в историю, как самая справедливая, добрая и храбрая правительница. Она будет управлять страной так, что все люди будут счастливы и везде воцарится мир.
Так, веря в истинность своего предназначения, правдивость такого будущего, Винтер с братьями разрабатывали планы походов, сражений и разыгрывали их в ожидании настоящих приключений.

* * *

- Ох, и снова эта проклятая вода! – вздохнула Винтер и положила локоть на лопату. – Снова картофель залило водой.

- А когда было иначе? – съязвил Джон, хитро улыбаясь. – Поэтому нам надо выкопать его весь до темноты.

Винтер, тяжело вздохнув, взяла лопату и принялась снова за работу. Выкапывать картофель весь вечер ей представлялось мучительно скучным занятием, поэтому она захотела завязать с братьями разговор, который часто заводила находясь в приятном расположении духа.

- Как ты думаешь, Джон, нам удастся осуществить наши планы – завоевать власть для выполнения нашей миссии? – спросила она.

- Ты опять о нашем предназначении? – оторвался от картошки Джон. – Ты же знаешь, что верю.

- А ты как считаешь, Уильям? – позвала Винтер.

Уильям, который до этого не участвовал в разговоре, а размышлял о чем то своем, поднял голову, - Каким бы не оказалось наше будущее, мы должны позаботиться о том, чтобы все наши люди были свободны и защищены, а Генрих, держащий все в своих руках, сошел с трона!
Тут Уильям решительно посмотрел на Винтер и Джона, отчего Винтер, в какой раз, почувствовала гордость за преданность брата.

Винтер и ее братья считали нынешнего короля источником зла и вредительства для своего народа. Они считали, что это он приказом направляет своих воином уничтожать и грабить деревни. По их мнению, разруха и нищета в их стране – его рук дело. И во всех войнах, которые происходили до его правления, они винили тоже его.

Уильям был необычайно умным парнем и всегда прекрасно излагал свои мысли. Все, что он думал, он всегда говорил всем в лицо – это было его особенностью. Винтер уважала в нем эту смелость. Насколько Винтер была сильна и упряма, настолько Уильям был умен и рассудителен. Вот и сейчас он задумался над одним вопросом:

- А что мы будем делать с умным Морденом, когда придем к власти?!


Глава 2. Морден

Прошло еще совсем мало времени, как Генрих VII воцарился на английском троне. Перед ним стояло множество задач, связанных с укрепление и восстановлением страны. На нем, в конце концов, лежала ответственность за свой народ.
Генрих VII был бережливым монархом. Он обладал снисходительным и добродушным характером. В управлении страной он действительно переживал за народ и старался делать их жизнь как можно более стабильной.
В каких бы дворцовых переворотах его не винили, как бы крестьяне на него не сетовали, правление его началось с мира, с миром и продолжается.
Как умный и практичный король, Генрих VII делал все, чтобы укрепить бюджет Англии, разрозненный после Столетней и войны и войны Алой и Белой розы.
Дворяне же оставались недовольны, так как новая политика освобождения крестьян от феодальной зависимости с последующим замещением ее на денежную ренту, шла в разрез с их интересами. Для разрешения этих противоречий король задумал учреждать особый судебный орган, который стал бы называться Звездная палата.
Из чего видно, что он был не только добрым и справедливым, но и разумным и здравомыслящим человеком. Он прекрасно понимал, что тихое время рано или поздно должно закончиться. Происходит смена эпох, появляются новые идеи, меняются ценности и сознание людей. И этими переменами могут воспользоваться разные грабители или разбойники. Нельзя было давать слабину – все необходимо держать под контролем.
Необходимо было строить будущее своей страны. Каждый день не проходил в пустую. Вечером он обдумывал планы, разрабатывал стратегии, а днем созывал советы и объявлял о своих решениях. Утра же у него отводились под научные и философские беседы. И это утро, которое начиналось с тягостных раздумий, не было исключением.

Вставало солнце и его лучи начали потихоньку проникать через высокие окна замка в спальню короля, медленно пробуждающегося ото сна. Еще не открывая глаз и не меняя положения, в котором он пролежал всю ночь, Генрих восстанавливал в памяти недавно составленные планы.
После столь удачного заключения мира между династиями Генрих надеялся наладить связи между Уэльсом и Англией, так как сам он принадлежал к роду уэльской знати. И после этого он мог смело развернуться на английском троне и воплощать в жизнь свои далеко идущие планы. Их у него было предостаточно.
Будучи честолюбивым властителем, Генрих мечтал видеть жизнь подданных в своем королевстве, наполненную счастьем и спокойствием. После стольких смут всех должно было, наконец, ожидать умиротворение.
Генрих знал, что с его правлением наступит «светлое» будущее для его народа. А для этого нужно было навсегда покончить с коррупцией, мятежами и любыми другими беспорядками. Ему хотелось разобраться со всеми бандами разбойников, которые запугивают шерифов и судей, наживаются на грабеже деревень, а то и жестоко их истребляют без какой-либо причины.
Необходимо было действовать, срочно взять все под контроль.
Размышляя над всем этим, Генрих засмотрелся на голубое небо. Медленно плывущие по небу облака вселяли в него спокойствие и уверенность, что он в силах сделать все, что задумал.

- Теодор, - позвал слугу Генрих.

- Да, Ваше Величество, – показался тот из-за дверей.

- Я хочу видеть Мордена. – Генрих посмотрел на слугу и жестом приказал привести.

Генрих желал, чтобы один, преданный ему человек, мог следить за безопасностью в стране и докладывать ему обо всех непорядках, в то время как он, смог бы думать над строительством нового более справедливого и угодного народу аппарата управления. Этот человек, поэтому должен также возглавлять его войско и, в случае чего перейти от мирного к силовому урегулированию.
И у него был такой защитник – его правая рука и военоначальник – граф Морден. Он возглавлял его войско и занимался охраной территории страны – держал все под контролем.
Генрих безоговорочно ему доверял, и считал, что государство давно бы разграбили налетчики и растаскали по кусочкам ближние государства, земля бы ослабела, и, в конце концов, он не смог бы удержаться на троне. Генрих считал его умным, честным и преданным ему во всем.

Оставшись один, Генрих стал расхаживать по спальне взад-вперед. Эти несколько минут ожидания он провел в раздумьях о вере.

- Вы меня звали, Ваше Величество, - граф Морден застал своего сюзерена перед окном, погруженного в свои мысли. – Я здесь.

- А, Морден, - очнулся король. – Я хотел с тобой поговорить.

- Я слушаю, мой король. – Морден стоял перед Генрихом и, с застывшей преданностью и подчинением на лице, смотрел ему прямо в лицо.
Генрих, не до конца вышедший из своего задумчивого состояния спросил:

- Ты веришь в Бога, Морден?

- Разумеется, верю, – растянулся в улыбке граф.

- А может ли человек, по-твоему, быть наместником Бога на земле и творить его волю? – Генрих внимательно всматривался в лицо своего вассала.

- Но наш святейший Папа Римский и является таковым! Он творит его волю, и, благодаря ему, мы тоже знаем какова она. Святейший Папа направляет нас на путь истинный и говорит нам, как следует жить и во что верить!

- Вот! – встрепенулся Генрих. – Верить… Это и есть ключевое звено в нашей жизни: мы живем согласно тому, во что мы верим. А как может смертный человек указывать всем во что им верить и как жить всю жизнь?! Ведь он, такой же как и все мы – из плоти и крови; со своими недостатками, идеями и устремлениями.

- Но…мой господин,…так давно заведено, и не нам решать – правильно это или нет. Первый Папа был еще в 384 году, а до него Римскую кафедру занимал сам апостол Петр, что и означает божественную избранность и преемственность римских пап.

- На мой взгляд, нисколько не означает…

- Но, мой господин… - лицо Мордена исказилось от удивления настолько, что он не смог дать королю договорить.

- Морден, послушай, мой преданный друг, - Генрих с нежностью и уважением посмотрел на Мордена. – Ты очень умный человек и должен понять – то, что произошло так много времени, целые столетия, не означает, что все теперь там как прежде! Католическая церковь претерпела большие изменения, а с ней изменилась и ее паства. Людям не стоит слепо верить всему, что говорит пусть умный, пусть святой (лишь потому, что он занимает такое высокое в религиозном свете положение), но все же человек. А человек от природы слаб, подвержен соблазнам и ему свойственно ошибаться. Вот поэтому, человек должен сам творить свою судьбу и верить в то, во что верит. Не пытаться кого-то другого заставить тоже поверить в то, во что верит сам. Он должен рассчитывать только на свои силы.

- Мой господин,…откуда у вас эти мысли? – Морден во время этого заявления оставался безразличным и, даже сейчас, его лицо нечего не выражало. – Может, вы сегодня плохо себя чувствуете, оттого и говорите все это. Наверное, вы вчера перетрудились, занимаясь государственными делами – вам стоит отдохнуть.

- Ты сомневаешься в трезвости моего ума, Морден? – Генрих начинал злиться, и теперь его лицо стало непроницаемым.

- Нет, что вы, милорд. Но, исходя из вашего заявления всех людей тогда можно считать равными. – Морден растягивал слова, становилось заметно, что беседа явно не доставляет ему удовольствия.

- Перед Богом, да! – с вызовом ответил Генрих.

- Это невозможно, и противоречит всему! Люди различны между собой: есть богатые, есть бедные, есть государи и есть священнослужители. И для Бога они предстают исходя из этих различий.

- Нет, ты не прав, мой друг, - спокойно сказал король. – Различны для Бога лишь их поступки. Они могут быть лишь хорошими или плохими. А кем люди являются для нас в своей земной жизни ему безразлично. И потому суд его будет отличным от нашего.

- Однако, у нас, как и везде, суд все равно не такой, как у Всевышнего. Здесь люди правы лишь те, которые имеют что-то за душой и судят их по-разному. – с уверенностью возразил Морден, радуясь тому, что нашел что противопоставить «еретическим» заявлениям государя.

- Да, ты прав, к сожалению, это действительно так. И меня это очень расстраивает. Никакое государство не защищено от взяток и продажных судей. Любому правосудию можно противопоставить туго набитый кошелек. И моей задачей сейчас стоит сформировать новый суд, навести порядок, изгоняя людские пороки, словно мусор из дому.

- Это слишком тяжелая миссия, Ваше Величество. – Морден с сомнением посмотрел на короля.
Генрих задумчиво смотрел в окно, от него исходило невозмутимое спокойствие.

- Но я ведь не один… Ты, мой друг, мне поможешь. – от этого не вопроса, а утверждения лицо Мордена исказилось от глубокой неприязни, но король стоял спиной к нему и ничего не заметил. – Я хочу направить тебя проследить за порядком на окраины нашей страны. Вблизи Шотландии неспокойно, эти отдаленные земли еще не приняли своего нового короля. Отправляйся туда и позаботься обо всем. Докладывай мне постоянно, держи в курсе относительно ситуации в тех краях. Я уверен, ты сможешь воспользоваться своей магией и отправить мне срочное сообщение в любой момент. Ты прекрасный чародей, Морден! – король улыбнулся своему другу и простился с ним.

* * *

Спускаясь по лестнице, ведущей в королевские покои, Морден размышлял о словах короля. Ему было смешно. «Какой он, все-таки, честолюбец… Что он о себе возомнил?! Вздумал перекроить государство в какой-то рай на земле! Мечтатель!... Все люди равны?!!! Справедливый суд… Что ему взбрело в голову?!... Да еще не забыл упомянуть про магию! Вы только подумайте,…когда это я использовал ее на благо?!!!»
Морден, находясь в состоянии непередаваемой ярости, быстро спустился в подземелья замка. Застав своих легионеров за весельем и дебошем, он решил вылить на них всю свою злость. Обрушив на них нескончаемое количество ругательств, Морден в спешке отдавал приказания, подготавливая все к новому походу. Скорые сборы начались.
«Генрих приказал ему отправиться в отдаленные земли рядом с Шотландией, чтобы навести там порядок… Несомненно, от туда тот час же отправится и наведет там порядок. Только это уже будет ЕГО порядок…»

Глава 3. Набег

Жаркое июльское солнце опускалось над деревней Вотершир. Лес, трава, дома, все оказалось залито прекрасным розовым светом. Казалось, будто вся деревня горит огнем, а с ней поляна и лес. Ветер легко колышет листву, а воздух полон вечерней свежести.
Селяне убрали лопаты в сарай, а скот пригнали в загоны. Работа на сегодня закончена. Все разошлись по домам ужинать. Лишь трое детей не спешили домой – они весело играли в лесу.

- Королева Винтер, взойди на престол и справедливо правь своим народом! – торжественно провозгласил Джон, подняв палку высоко над головой, будто меч.

- Да будет так. – сказала Винтер и с гордым видом уселась на пенек, воображая, что восходит на трон.

- Провозглашаю тебя, Джон Свейн, моим верным рыцарем и военоначальником! Служи мне верой и правдой, и вместе мы избавим Англию от самозванцев и разбойников! – Винтер взяла у Джона палку-меч и по очереди коснулась ею его плеч, как подобает на церемонии посвящения в рыцари.
Уильям стоял в стороне и с усмешкой наблюдал за происходящим.

- Уильям, - обратилась новоиспеченная королева ко второму брату. – Ты станешь моим первым советником, так как я нуждаюсь в твоих мудрых выводах. – Властно произнесла Винтер, а потом сразу изменилась в лице, улыбнулась и заговорщицки подмигнула брату.
Уильям тоже улыбнулся и поклонился. – Как прикажете, моя королева!
Тут Винтер отбросила в сторону свой «меч» и встала со своего «трона». – Нам необходимо много тренироваться, чтобы стать самыми сильными и искусными воинами! Джон, Уильям, возьмите в руки оружие и идите за мной.
Винтер надеялась найти в лесу какое-нибудь открытое место, где они могли бы свободно тренироваться каждый день.
Неспешно пробираясь по лесу, юные воины осматривались по сторонам в поисках подходящей полянки. Вдруг Винтер остановилась и стала прислушиваться. – Тихо, слышите?

- Что такое, Винтер? – спросил Уильям озабоченно.

- О чем вы? – Джон не понимал, что происходит и тоже начал прислушиваться. - Кажется, я слышу!

- Какие-то голоса. Кто-то идет неподалеку. Братья стояли молча и напрягали слух.

- Давайте отправимся на разведку. Это и будет сегодня нашей тренировкой! – возбужденно приказала Винтер. – Идите как можно тише, они не должны нас заметить.
Они направились через кусты, чтобы свернуть и идти рядом с тропинкой, по которой шагали неизвестные путники. Пробраться среди кустов тихо оказалось не так-то просто, отовсюду торчали ветви и от быстрой ходьбы хлестали по всему, до чего могли достать. Винтер с братьями то и дело чуть не вскрикивали от резкой боли.
Наконец, в глубине тропинки показались двое охотников. Один был высокий, другой пониже его ростом. У обоих за плечами был лук и колчан стрел, а с пояса свисала их добыча – куницы и зайцы. Высокий охотник еще нес в руках тушу лисицы. Лисица была худощава, поэтому он размахивал ею взад-вперед, словно веревкой.

- Но она действительно разговаривала с Богом! – возмущенно сказал невысокий охотник. Было сразу заметно, что они уже давно яростно спорят, так как у низкого спорщика лицо было уже пурпурным и он тяжело дышал оттого, что много говорил. Высокий же, напротив, был невозмутим и относился к теме разговора спокойно, отстраненно, и не стремился так яростно защищать свою точку зрения, как его противник. – Иначе как же она смогла привести Францию к победе?! Они бы потерпели поражение, а Жанна д’Арк как будто знала все наперед.

Винтер и ее братья притихли в зарослях неподалеку от пришедших из леса мужчин, и, подслушивая их разговор, стали наблюдать за ними в три пары глаз.

- Знала или нет, она все равно была еретичкой. Недаром ее сожгли на костре. – Спокойно отозвался второй охотник.

- Джим…но что, если она никакая не еретичка. А, как истинная святая, несмотря на то, как мы с ней обошлись, она решила предостеречь своих врагов. Она предупредила об опасности. В скором будущем грядет «Великая тьма», она заполнит нашу страну. И лишь женщина, такая же воинственная, как она сама, сможет избавить всех от этой тьмы. – Низкорослый мужчина хотел во что бы то ни стало убедить своего приятеля в правильности своих убеждений, но Джим оставался бесстрастным.

- Ты слишком веришь в то, что Жанна д’Арк на самом деле святая. Может, как раз, наоборот, сила ее от Дьявола, и она была всего лишь ведьмой. А то, о чем ты сейчас толкуешь, никакое не предсказание, а проклятье, которое она наслала на врагов ее родной страны перед смертью.

Во время этого спора путники сидели на поваленном дереве напротив зарослей, в которых прятались маленькие шпионы. Но, после слов Джима, его товарищ не выдержал и, резко поднявшись, воскликнул:

- Да как ты можешь так говорить! Проклятье?! Нет, это невозможно! Все ведь очевидно, это не что иное, как пророчество! У нее не хватило бы сил на такое проклятье…

Джим тоже встал и отстраненно посмотрел в сторону.

- Уже совсем поздно. Нам нужно возвращаться. – он поднял с земли свою лисицу и неспеша пошел дальше по тропинке.
Другой охотник остался стоять на своем месте с багровым лицом. Он удивленно смотрел в спину своего приятеля.

- Карл, ты идешь? – обернулся Джим и посмотрел на своего друга. Карл опустил вниз голову и пошел вслед за другом. Они молча шли по тропинке, пока совсем не скрылись из виду.

Винтер с братьями вышли из зарослей и посмотрели вслед, уходящим путникам.

- Что это за пророчество, о котором они говорили? – озадаченно посмотрел на сестру Джон.

- Не знаю, я никогда о нем не слышала. – все еще смотрела в их сторону Винтер.

- Уильям, а ты? – спросил в надежде любопытный Джон.

- Не представляю. – задумчиво ответил тот.

Уильям стал испуганно озираться по сторонам. Винтер тоже напряглась.

- В чем дело? – поинтересовался Джон.

- Я что-то слышу. – сказал Уильям.

По лицу Джона стало видно, что он понял, о чем они. Он тут же взобрался на дерево и посмотрел вдаль, в сторону дороги, ведущей в город.

- Это всадники, они направляются в деревню, - объявил, наконец, он. – У них факелы и их много.

- О боже… - испуганно дернулся Уильям.

Винтер прищурила глаза и тоже посмотрела в направлении, которое указал Джон. Она что-то решила.

- Скорее, нам нужно в деревню! – скомандовала она.

Уильям и Винтер быстро ринулись вперед, Джон бежал позади (сначала ему нужно было слезть с дерева). Винтер и Уильям были уже намного дальше Джона.
Лес от деревни отделял луг и большое холмистое пространство. Винтер бежала и, ей казалось, будто прошла целая вечность, прежде чем они приблизились к деревне. Всадники с факелами издалека, казались огненной змеей, растянувшейся по ветвистой дороге.
Пока они бежали, этот змей достиг деревни, и она оказалась вся в огне.
Винтер не верила своим глазам и ушам. Вся деревня наполнилась криками, отовсюду шел дым – огонь распространялся от дома к дому. Туда-сюда носились люди: они выбегали из горящих домов, хватали плачущих детей и, с лицом, искаженным от ужаса, озирались в поисках защиты или укрытия. Скот выбрался из загонов и, убегая прочь от огня, перемешался с бегущими крестьянами, а животные, которые не смогли сбежать со своих загонов, сгорали заживо в пылающих сараях. Всадники, еще не слезая со своих коней, преследовали несущихся крестьян и жестоко разили их мечом, топтали копытами и протыкали насквозь копьями. Земля здесь сейчас напоминала ад: все в огне, дыме и пыли от копыт.
От такого зрелища ни Уильям, ни Джон, ни даже Винтер не могли прийти в себя – они стояли за сараем, отгородившись от всего, и не могли двинуться с места, они были в плену от увиденного ужаса.

- Не-е-е-ет….нет, НЕТ, НЕ НАДО, ПУСТИТЕ!!! – Мадлен, мать Винтер и ребят, вытащил и их дома за волосы какой-то воин огромного роста, он швырнул ее через порог так, что она упала лицом в пыль и грязь.

- Что вы делаете, прекратите! – Карл, их отец, вышел из дома, ничего не понимая. Похоже, начало набега он провел в погребе, и теперь, удивленно и испуганно озирался по сторонам.

Высокий воин сразил выскочку кулаком и Карл сразу повалился на землю. Послышался грубый хохот. Расправившись с большей частью крестьян, воины держали привязанных людей и, казалось, ждали чего то, от чего получат удовольствие.

- Прикончи уже его, Мрак, – Воин с окровавленным мечом, крепко держа перед собой молодую девушку, смотрел на Карла с отвращением. – Он все равно нам бесполезен.

Крупный воин засмеялся от этих слов и вытащил свой меч, собираясь проткнуть им, обезумевшего от страха отца Винтер.

Выходя из своего замороженного состояния, Винтер попыталась рвануться вперед, чтобы, неизвестно каким образом, но спасти своего отца.

- Стой, ты все равно ничего не сможешь сделать, - взял ее за плечо Уильям.

- Но я должна… Они же убьют его, я не позволю… - Винтер вырвалась из рук брата.

Уильям посмотрел на брата, о чем-то мысленно договариваясь, и Джон решительно кивнул ему в ответ. Схватив Винтер за руки и за ноги, братья затащили ее через задний ход в сарай, за которым они прятались, и перекрыли двери лопатой, чтобы она не смогла выбраться сама. Винтер знала, что не могла сейчас кричать и ругаться, потому что сразу бы выдала всех, и эти злодеи неизвестно что бы сделали с ними. Еще, она понимала, что они хотят только защитить ее, иначе, со своей горячей головой она может навлечь на себя много бед.
Теперь, все происходящее она могла наблюдать сквозь щели в стенах сарая. Она видела, как братья завернули за угол и теперь прятались за повозкой, что стояла сбоку от сарая. Они пригнулись, чтобы видеть все из-за колес повозки.
Карл лежал на земле и смотрел на своего будущего убийцу. Тот, тем временем, заносил над ним свой окровавленный меч под возбужденными взглядами других воителей.

- Не надо, не убивайте! Оставьте нас, пожалуйста! – Мадлен лежала на земле поблизости и заливалась слезами.

- Чего ты ревешь, женщина? Ты сейчас тоже умрешь. – Рявкнул на нее громила.

- Нет… - женщина с мольбой смотрела на него, и из ее глаз ручьями потекли слезы.

Верзила злобно улыбнулся ей и сказал:

- Но сначала, ты увидишь, как умрет твой муженек!

«Да, да» - закричали все воины вокруг. Они смотрели на них с огнем в глазах, и, в ожидании зрелища пооткрывали рты.

- Я убью сначала его на твоих глазах, потом тебя. Если это вся ваша семья, то я буду рад, что сотру ее с лица земли. – Сказав это, он запрокинул голову и громко засмеялся, а за ним засмеялись и остальные воины.

- Да… это вся наша семья. – Бесцветным голосом неожиданно произнес Карл, и опустошенно опустил голову.

Отсмеявшись, злодей с воодушевлением посмотрел на поверженного духом крестьянина, и занес свой меч снова. Мадлен с замиранием сердца, не в силах вымолвить больше ни слова, смотрела на меч. Все произошла так быстро, что Винтер не поверила, произошло ли это на самом деле, или ей только показалось.
Отказываясь верить в происходящее, она повернулась в сторону братьев. Те, с болью на лица, опустили голову, их руки были сжаты в кулаки.

- Карл, нет! Ох, Карл! Неееет… - Мадлен подползла к мужу и начала убиваться, положив голову на его окровавленную грудь.

Вокруг, среди воителей, раздавались радостные вопли, хвалебные крики, прославлявшие убийцу. Верзила в торжественном жесте поднял руки с мечом вверх, и улыбнулся победносной улыбкой. Затем, он опустил меч, указывая на Мадлен.

- Теперь, твоя очередь, - Мадлен подняла голову, со страху перестав рыдать. И тут, на место проишествия выбежали двое совсем еще юных парней.

«О боже, Уилл, Джон…» - пронеслось у Винтер в голове. В этот момент, ей показалось, что сердце остановилось, перестало биться насовсем.

Глава 4. В одиночестве.

- Это еще кто? – верзила удивленно посмотрела на выбежавших молодцов.

- Мы не позволим тебе убить нашу мать! – Уильям и Джон держали в руках огромные вилы, которые, видимо, вытащили из повозки с сеном, и наставили их на мерзавца. Винтер еще никогда не видела Уильяма таким храбрым и решительным, он всегда казался ей немного трусоватым, но это, скорее всего, из-за его осмотрительности.

- Ха-ха-ха!!! – все вдруг заметили, как к месту действия прибыл новый всадник. Он был одет во все черное, сама одежда была из очень дорогих материалов. Плащ, накинутый на плечи, струился и волновался за спиной, как черное небо. На камзоле было много украшений из серебра и драгоценных камней, особенно прекрасны были застежки плаща: они были выполнены в форме льва и сверкали на солнце. «Черный человек» выглядел очень молодо и у него были привлекательные черты лица: темно-карие глаза, длинные черные волосы, спускающиеся по плечам, покрытая легким загаром кожа и красивый изгиб губ. Он смеялся и с интересом разглядывал ребят. – Какие смелые юнцы!

Уильям, заметив нового врага, злобно сверкал глазами в его сторону. Его решимость в этот момент нисколько не таяла, а, наоборот, она, как будто пылала и сыпалась искрами из его глаз: ему было все равно, кто был этот богатый человек, он готов был кинуться и на него впридачу, лишь бы спасти оставшуюся пока в живых мать.

- Ты думаешь, что спасешь ее, молокосос? – новый человек растягивал слова, и в его голосе была смесь равнодушия и сарказма.

- Вы все – чудовища!!! Как вы можете убивать и мучить бедных крестьян! Почему…

- Потому что, мы строим новый порядок. – прервал Уилла всадник в черном, приблизившись к нему и не слезая с коня.

- Порядок… кто вы? – Джон удивленно смотрел на богатого незнакомца, продолжая сжимать в руках вилы, чтобы в любую минуту быть готовым начать обороняться.

- Мы – СИЛА! – ответил всадник с гордостью и, приподняв подбородок, обвел взглядом своих воинов, насильно удерживающих связанных крестьян. – И скоро все станут пред нами на колени. Мы захватим весь мир, а тот, кто не захочет к нам присоединиться – умрет в страшных муках.

- Ничего у вас не получится! – яростно возразил Уильям.

- Ты действительно так считаешь, мальчик? – всадник усмехнулся и загадочно посмотрел на Уилла. – Ты сейчас убедишься в обратном, мой дорогой. Ты когда-нибудь слышал о темной магии?

Рука всадника поднялась, указывая в направлении, где стоял Уильям, и кисть начала, как будто сжимать что-то невидимое. Вдруг Уильям схватился за сердце, уронив вилы и опустился на колени, видимо, почувствовав жуткую боль.

- У меня хватит сил не только, чтобы раздавить тебя на части и развеять, как пепел по всему миру, мальчик, но сделать то же самое с сотнями, тысячами людей! – Уильям, тем временем, отдышался и начал подниматься. – Теперь, ты убедился, что мне удастся воплотить в жизнь мои планы?!

- Милорд, мы схватили ведов, что с этими прикажете делать? – верзила с окровавленным мечом, который все это время не вмешивался в разговор Уилла и «черного» всадника, наконец, решил прояснить ситуацию.

- Отлично, грузите их в повозку, я с ними позже разберусь. А этих юнцов свяжите и погрузите к остальным – у меня на них есть планы.

- А с женщиной что?

- Убей. – С легкостью в голосе приказал всадник и мельком взглянул на, распростертую на земле у тела мужа, Мадлен.

- Да, граф Морден. – Послушно ответил воин.

- Нееет! – хором закричали братья, но их тут же схватили сзади и заломили руки за спины, чтобы скорее связать.

Винтер на видела, как Уилла и Джона грузили в повозки, она больше не слышала их голосов, они смешались в общих криках и рыданиях плененных крестьян. Теперь, ее взгляд был прикован к рыдающей матери. Та обессилено лежала, положив руки на тело Карла и, когда к ней подошел громила, она закрыла глаза и начала что-то шептать. Винтер была не в силах видеть смерть матери, поэтому она отвернулась и спрятала голову вниз, прикрывая руками. Но ужасный свист и противный чавкающий звук ей пришлось услышать все равно.

• * * *

Винтер не знала, сколько часов она просидела в сарае, оставшись одна. Она чувствовала себя ни живой и ни мертвой, а каким-то бесплотным созданием, даже духом, способным просачиваться через стены и неумеющим чувствовать. Ее руки и ноги онемели без движения, она даже не представляла в каком положении сидит, а может, лежит. Отказавшись от эмоций, она прислушивалась к шепоту ветра и звукам, доносившимся из леса. Ей сейчас хотелось только одного – умереть.
«Почему я ничего не смогла сделать, почему стояла и не могла пошевелиться? Я что, трусиха?» - неумолимо повторяло эхо в ее голове. «Зачем они заперли меня здесь?! Зачем? Я бы тоже выбежала и помогла им! Я бы спасла мать, у меня бы получилось! А они… Но теперь, их нет… Их забрали! И убили родителей!!! Сволочи! Я найду вас, братья! Мы сильные, мы – воины! А сейчас… сейчас надо похоронить родителей.»
Винтер начинала думать, и от этого в ней все больше закипала злость. Она, не осознавая, что делает, медленно встала и подошла к двери сарая, ведущей на главную улицу, к месту, где лежали тела ее родителей. Она даже не задалась вопросом, почему ей легко удалось открыть дверь. Она просто подумала, что это магия, трюк, подобный тому, что продемонстрировал этот Морден. Но, если бы она спросила себя об этом, то поняла бы, что заперта была только задняя дверь, которую забаррикадировали ее братья, спасая ее, а передняя все время была открыта, и, если бы она знала это, или, хотя бы попыталась выйти, преодолев ужас, сковавший ее, она бы обязательно выбежала, и не важно, удалось бы ей спасти своих родителей или нет, главное, не оставаться одной. Одной, в целом мире.
«Морден!» - Винтер постоянно повторяла в мыслях это имя, пока закапывала тела родителей. «Я найду тебя, Морден! Ты пожалеешь о том, что сделал! Не знаю, как, но я уничтожу тебя! Ты не воплотишь свои планы в жизнь! Я отомщу! За все…»
Соорудив две небольшие могилки, она водрузила перед ними самодельный крест, и села рядом, преклонив колени.

- …Мама… и папа…, покойтесь с миром! - Винтер ужасно хотелось плакать, но слезы почему-то не текли. – Цветы я оставлю вам потом, когда верну своих братьев. Мы подарим вам их вместе, и с ними, к вам прибудет отмщение за вашу смерть!!! – последние слова она произнесла с таким нажимом и решимостью, что ее кулаки сжались и послышался хруст суставов.

Страшная ночь подошла к концу, над деревней Вотершир всходило слепое утреннее солнце, которое постепенно озаряло мертвые тела и кровавые следы чудовищных деяний рук человека. Но это солнце сейчас не интересовало Винтер, она даже не заметила, как она заискрило ее слезы, мелкими самоцветами лежащие на щеке. Согнувшись над могилами родителей, в ее голове стучало лишь одно: «Месть!».

запись создана: 14.08.2011 в 23:46

@темы: Исторические рассказы, макси

URL
Комментарии
2012-05-23 в 00:14 

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Глава 5. Элиос и Андрес

- Заткнитесь вы, хватит уже ныть! Вас никто не освободит. – рявкнул воин по имени Мрак на испуганных и затравленных людей, сидящих в клетке. Клетка находилась в повозке, которая двигалась медленно из-за тяжелого груза: в ней находилось около 10 человек, все они ужасно выглядели, заплаканные, в лохмотьях, они жались друг другу. Там находилось несколько женщин – именно они плакали на плече друг у друга, а мужчины и двое молодых ребят сидели спокойно, и отрешенно смотрели в сторону уходящей дороги.
Рядом с повозкой, по обе стороны, шагали два стражника, охраняя людей. Справа шел Мрак, а слева другой воин, который стучал своим мечом по железной клетке, вызывая тем самым у женщин новые потоки слез и наводя на них еще больший ужас. Поэтому, каждый раз после этого, Мраку приходилось призывать их к порядку, рявкая и угрожая.
Элиос, видя все это, еле мог себя сдерживать. Он ненавидел любое проявление насилия и жестокости, и, поэтому, старался держаться в стороне о всего, происходящего в Легионе Мордена.
«У меня нет выбора!» - постоянно твердил себе Элиос, - «Я должен находиться здесь, и делать все, что мне прикажут! Я знаю это, и ничего не могу с этим поделать.» - так призывал он себя к спокойствию
«Раньше, до всего этого… зла, я жил счастливой жизнью. У меня была семья, был дом, любимое дело. Все было. Меня все любили в моей деревне. Я был… счастлив. Наверное, тогда я этого не понимал. Сложно определить в каком-то настоящем, счастлив ты, или нет. Осознание этого приходит только потом, когда все теряешь. Только тогда, ты сможешь, наконец, оценить, какими были твои чувства, твоя жизнь… Какие были люди, окружающие тебя, твои близкие.
Были…
Нет!
Это невыносимо. Когда все закончится и я, наконец, смогу их увидеть?!» - чувства вновь вспыхнули и Элиос с яростью посмотрел на Мрака, снова стегающего пленных крестьян в клетке.
- Как он может?! Это жестоко. Они ни в чем не виноваты. – Элиос, наконец, высказал свое мнение, чтобы, хоть как-то, воздержаться от действий и ограничиться словами. Он шел по дороге вдалеке от повозки с пленниками вместе со своим приятелем. Его приятеля звали Андрес, он, хоть и не во всем поддерживал его, но был по сути, неплохим человеком, хоть и проявлял иногда крайнее малодушие. Он был, неверное, единственным из всего Легиона, с кем ему можно было всегда поделиться своими чувствами. Они оба всегда находились в стороне от всех битв и жестоких разборок, в которых Легион Мордена принимал участие. Они старались по возможности выручать друг друга, если вдруг им случается попасть в драку с остальными крайне жестокими легионерами.
- Так же, как и всегда, - отозвался Андрес. – Лучше не обращай на это внимание, или мы снова навлечем на себя бед.
- Ты прав, все сегодня пребывают в крайне воинственном духе, и с ними лучше не связываться. – согласился Элиос обреченно. – Но все равно, эти люди – обычные земледельцы, они в своей жизни крупнее гуся, никого не убивали. За что они должны терпеть все это?
- Но ты же знаешь, они – веды, и Морден захватывает их из-за того, что им известно о магии, колдунах и ведьмах. Сначала, он выяснит у них, что им известно о белых колдунах, где они находятся, чтобы привлечь на свою сторону. Если они ничего не знают, то он сделает их своими слугами, и если они не покорятся ему – убьет, или хуже – отдаст на растерзание нашим. А они уж точно своего не упустят, им доставит удовольствие поиздеваться над ними и показать лишний раз свою силу друг перед другом. И, по виду того, что слева от повозки, ему уже явно не терпится сделать с ними что-то подобное.
- Перестань, я все это прекрасно знаю! И поэтому, мне жаль, что в глазах Мордена эти люди виноваты только в том, что они веды, от слова «ведать», которые ведают о магии. Я смотрю на них сейчас, и понимаю, что так или иначе, Морден сгубит их жизни, а мы ничего не сможем сделать, чтобы им помочь!
- Но, если так, к чему тогда думать об этом? Главное, что он до нас пока не добрался. А они уже, считай, мертвецы. – махнул рукой Андрес, хлопая Элиоса по спине.
- И ты ничего не хотел бы сделать, чтобы этому помешать? – Элиос посмотрел другу в лицо.
- Может, и хотел бы, - тихо ответил Андрес, задумчиво глядя на повозку с крестьянами. – Но нас только двое, и нам ничего не остается, как молчать и не обращать внимание.
Элиос отвернулся и яростно пнул камен, валявшийся на дороге, и он отлетел далеко в заросли.
- Как ты можешь оставаться таким спокойным и безучастным, Андрес? Нельзя вот так опускать руки.
- А что еще делать, друг? – пожал плечами Андрес.
- Нужно ждать, и верить, что все еще может измениться: нам подвернется удача, и, в таком случае, мы дадим Мордену отпор и свергнем его, наконец. Если все вокруг слепые, включая Генриха, и не видят, кто такой Морден, то мы должны открыть им глаза, раз больше некому.
- Это все сказки, Элиос! Ты просто мечтатель! Никто никогда не справится с Морденом, он слишком силен, самый могущественный Темный маг! Как ты собираешься дать ему отпор, если у тебя нет никакой магической силы?!
- Значит, я должен узнать секрет его силы, или слабости, или научиться какому-нибудь трюку обороны против магии. Не важно, главное – верить, и быть к этому готовым!
- Ты неисправим, друг, - вздохнул Андрес. – Тебя невозможно переубедить. Упрямый, как осел!
Приятели дружно рассмеялись и продолжили свой недолгий путь в замок Мордена.

URL
2012-05-23 в 00:14 

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Глава 6. Цель – Морден

Винтер опустошенно бродила по лесу. Мысли ее, то возвращались к набегу и убийству родителей, то к похищению братьев и планам мести. Она много думала о загадочном и жестоком Мордене, прокручивала в голове его образ. При мысли о нем, поначалу, ярким пламенем горела внутри ярость, слово раскаленное железо, оно жгло ее всю. Его поступкам не было оправдания, его жестокости нет предела. Винтер мечтала и верила, что она его найдет, еще обязательно встретит на своем пути, помешает ему, отомстит. С каждым часом, решимость ее все возрастала.
Погруженная в свои мысли, Винтер не заметила, как набрела на место, где они с братьями последний раз играли. Когда она притворялась королевой Англии, а Уильям и Джон – ее верными воинами.
Братья уважали и беззаветно верили в нее, как своего главаря, и не спрашивали, почему она должна была быть именно королевой. Ведь королева всегда находится подле короля, а королем она не собиралась никого назначать, и тем более, не собиралась выходить за Генриха VII, так как они планировали его свергнуть. Сама же Винтер думала, что именно женщина должна править: она умнее мужчины и меньше подвержена соблазнам и страстям. К тому же, женщина по природе своей – миролюбива, поэтому войн в ее правление быть просто не может, считала она.
Вспоминая их игры и планы, Винтер мысленно улыбнулась. «Да…, думали ли мы тогда, воображая себе героическое будущее, что все обернется так, что вас, братья, похитят, родителей убьют, и я останусь одна? Предполагали ли мы, что будет так? Нет… Мы даже и представить себе не могли, каким, на самом деле, окажется Морден, правая рука короля Генриха VII! А магия, колдуны? Знали мы, что все это существует?! Просто невероятно, что все это не сон…»
Находясь на игровой полянке, Винтер боролась со своими чувствами. Она подумала, что это место самое подходящее для того, чтобы сесть здесь и подумать, что ей теперь делать.
Присев на траву, она подняла вверх голову и посмотрела на небо. Посреди мягкой голубизны утреннего солнечного неба плыли легкие облака, которые напоминали ей белых птиц с прекрасным воздушным оперением. В такую минуту не хотелось думать о плохом, о Мордене и мести. Но это сейчас было необходимо, она не могла все так просто отпустить – обещание, данное родителям, не позволяло ей.
«Морден – могущественный колдун, он обладает большой волшебной силой!» - промелькнуло у нее в голове, - «И победить его, наверняка, сможет только волшебник.» - Винтер задумалась и, почему-то, ей вспомнилось ее детство. Перед глазами предстала картина из прошлого:
Винтер восемь лет, она собирает в лесу грибы и не замечает, что уже стемнело. Начинался сильный ветер, листва зашумела и кроны деревьев устрашающе наклоняются от сильного порыва. Она испугалась и побежала в сторону деревни. Находясь в глубине леса, ей предстояло долго бежать. Ветер дул все сильнее и сильнее, как будто хотел пустить все вокруг в адский пляс. Винтер пришлось замедлить свой бег, потому что началось болото, которое было никак не обойти. Она стала прыгать по выступающим кусочкам земли, как делали все жители деревни, зная их все в лесу. И тут, неожиданно, у нее в голове раздался чей-то уверенный и строгий голос: «Стой!». Она, сама не зная, почему, послушно остановилась, и, прямо перед ней, резко повалилось огромное дерево, прямо на то место, где должна была сейчас оказаться она, если бы голос не остановил ее. От осознания этого, Винтер, как будто приросла к месту. Она не могла прийти в себя. Ветер где-то в лесу повалил еще одно дерево, и теперь, со свистом улюлюкал, радуясь. Винтер очнулась и побежала дальше, стараясь больше не думать о произошедшем.
Видение закончилось, и, как будто, перевернув страницу в книге с картинками, ему на смену пришло новое:
Ей около десяти лет, она мирно спит в своей постели и видит сны. С тихого сказочного сон перетекает в новый страшный кошмар, от которого ее сердце замирает и все напрягается внутри. Ей кажется, что она плывет, в вокруг нее вода, темная и мутная. Она находится глубоко под водой и видит, что совсем близко дно – оно все ужасно загрязнено, покрыто слизистым зеленым налетом, который через черную воду кажется серо-синим. Винтер становится не по себе во сне из-за такой обстановки. Тут, она поднимает глаза и видит белое небо – стоит белая ночь. Она видит берег и фигуру, медленно приближающуюся к озеру. Вскоре, она смогла узнать в ней девушку из деревни, которая в последнее время казалась несчетной. Сейчас она была в белой ночной сорочке. Подойдя ближе к озеру, она остановилась, видимо, о чем-то размышляя. Потом, она начала медленно погружаться, пока вся с головой не оказалась в воде. Винтер теперь видела ее совсем рядом с собой, видела, как она выпустила из себя воздух и начала захлебываться, но Винтер не могла ничего сделать, чтобы ей помочь, она лишь наблюдала за ней откуда-то снизу. Она смотрела, как ее черные волосы расползаются в воде на фоне белого неба, как вдруг, ее сознание вытащили из сна и вернули к реальности.
Винтер вдруг охватило странное чувство, что ей нужно скорее бежать к этому месту, которое она видела во сне. Выбежав посреди ночи в одной рубашке, она поспешила к озеру. Добравшись до места, она увидела кого-то, стоящего у озера спиной к ней. Это была та самая девушка из сна.
Дальше, Винтер вспомнила, как не дала ей утонуть в озере, утешила и отвела к ее родителям. Все жители деревни еще долго помнили этот случай, и удивлялись чуду, которое привело Винтер к девушке.
Видение снова сменилось, и, вместо озера, Винтер очутилась посреди деревенского рынка. Ей было где-то одиннадцать лет. Вокруг было очень шумно. Все покупатели и торговцы кричали и показывали на что-то в центре. Там шла потасовка: двое мужчин с ножами вцепились друг в друга, разнять их побоялись, так как все было очень быстро. Крупный светловолосый мужчина отпихнул от себя соперника и прицелился в него ножом. Крестьяне вокруг них, образовали круг, а Винтер из любопытства уже давно стояла в этом кругу и наблюдала за схваткой.
Когда мужчина кинулся ножом в своего врага, тот, быстро сориентировавшись, отпрыгнул в сторону, и нож полетел прямо в Винтер. Для Винтер все вокруг, как будто замедлилось, она сконцентрировано смотрела на нож, словно хотела силой взгляда его остановить, и он, видимо, послушавшись, остановился в двух дюймах от нее и упал на землю. Все вокруг в изумлении застыли и уставились на нее, а драчуны сразу убежали от страха.
Винтер, наконец, вернувшись к реальности, смотрела на траву и, одновременно, внутрь себя.
«Как же я могла забыть?! Это не может быть случайностью или совпадением. Значит, я тоже умею колдовать, просто раньше, не зная о магии, я списывала все это на удачу! Но теперь, я знаю! И я принимаю это!»
Винтер изумленно схватилась руками за голову – ей показалось, что она сейчас разорвется на части, и она начала возбужденно соображать.
«Если я научусь, как следует пользоваться магией – я смогу победить Мордена!!!» - от осознания этого, Винтер подскочила со своего места, - «Теперь, моя цель – Морден!»

URL
2012-05-23 в 00:15 

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Глава 7. Эмили

Захватив из дома все самое необходимое, Винтер двинулась в погоню за Морденом. Она уверенно шла через лес, и, покидая родные края, не чувствовала пустоту внутри, а, наоборот, она ощущала слепую решимость и непоколебимость. Свернув с главной дороги, она решила затаиться и беззвучно пробираться по лесу, так как здесь ей ничего не грозило.
Неспешно передвигаясь по хорошо знакомому с детства лесу, Винтер удивлялась своему спокойствию. В голове стояло невообразимое бессмыслие, ни страха, ни ярости, ни страданий. Ее чувства не были ни напряжены, ни расслаблены. Казалось, что силы покинули ее, но, одновременно, они ее поддерживали. Она не могла этого состояния, лишь смирилась с ним.
Она шла, и все происходящее казалось нереальным, будто она уже долго спит и во сне все кажется реальным, но откуда-то ты знаешь, что это не так. Не теряя внутреннего ориентира, Винтер продвигалась все глубже и глубже в лес, не замечая ничего вокруг, но в то же время понимая, что постепенно лес меняется, болота заканчиваются, а местности из дремучих и темных переходят в светлые и просторные. Лес поредел, и деревья были уже не такими страшными и огромными, какими привыкла их видеть Винтер.
Наступила ночь. Винтер ужасно хотелось бы продолжить путь и ночью, но ее тело упрямо требовало отдыха. «Сколько же мне еще идти?!» - взывала к ночи Винтер, - «У меня хватит сил на то, чтобы найти вас, братья, я знаю это! Вы только держитесь, и мы вместе отомстим!» - Винтер положила шкуру на землю и легла на нее сверху.
На новом месте, в этом чужом лесу Винтер было неуютно укладываться на ночь. Она в страхе озиралась по сторонам, и пока не хотела закрывать глаза. Стояла жуткая тишина, ни ветерка, ни шелеста. Вокруг было темно, словно на лес накинули черный плащ. Но Винтер не могла успокоиться. Ее не покидало какое-то странное чувство. Только сейчас она поняла, что пока она находится в движении – она в безопасности, при свете дня. Но ночью, в темноте, пока спит, она беспомощна и беззащитна.
Винтер никогда не боялась темноты в детстве, даже наоборот, она любила ее. И одиночество. Она часто убегала в темный сарай, чтобы побыть одной, в темноте, помечтать или собраться с мыслями. Она всегда спала в одной комнате с братьями, поэтому одиночество по ночам ей было незнакомо, она всегда знала, что среди них она находится под защитой. А сейчас, находясь одной в темном незнакомом лесу, она этого не ощущала.
Мертвую тишину нарушило уханье совы. Винтер освободилась от воспоминаний и внова посмотрела в темноту. Ее все не покидало странное чувство. Она не могла никак понять, с чем это было связано. Ей казалось, что кто-то, затаившись в дальних кустах, скрываясь в темноте, следил за ней. Винтер сама не понимала, почему чувствовала это. Она смотрела прямо перед собой в темноту, и боялась пошевелиться и, тем более закрыть глаза. Ничем не нарушаемая тишина начинала давить на нее, сковывать сердце, душить разум.
Винтер показалось, что она видит все, как во сне. Сквозь кусты напротив нее она увидела два желтых глаза, они были направлены точно на нее. Следили за ней в темноте. Винтер не могла различить издалека, принадлежали они животному или человеку. Но, по высоте их расположения она решила, что они, скорее всего, глаза животного. Почему-то Винтер не пришло в голову, что ей следует схватиться за оружие в случае нападения. Предположение быть растерзанной у нее не возникало, но она чувствовала совсем другой страх. Ей откуда-то было абсолютно ясно, что ему она не интересна в качестве еды, он наблюдает за ней совсем по другой причине. И Винтер ужасно хотелось знать, что это за причина.
Все еще не понимая, сон это или нет, Винтер зажмурилась, желая списать это на рябь в глазах или видение от усталости, но, открыв глаза, она видела их все так же отчетливо. Два желтых глаза стали постепенно пропадать. Ранее горевшие таким ярким желто-зеленым цветом, теперь они уменьшались и теперь походили на две белых крапинки. Вскоре, их вообще больше не было видно.
Винтер не могла поверить в происходящее. Хоть увидеть зверя ночью в лесу было неудивительным явлением, но почему-то в этот момент это показалось ей как-то…странно. Она откуда-то знала, что это было отнюдь ненормально. Каким-то чувством она ощущала, что это было связано с магическим миром, до этого абсолютно ей незнакомым. Думая об этом Винтер не заметила, как закрылись ее глаза, и она погрузилась в сон.
Наутро ее разбудил шум ветра, шелестящего листву деревьев над головой. Просыпаясь, Винтер вспоминала свой сон. Ей приснились братья, она играла с ними в лесу, и, убегая все дальше в лес, уводила их за собой и смеялась. Но вдруг, ни с того ни с сего, на лес опустилась ночь, и все скрылось под ней. Братья с Винтер заблудились, они не могли отыскать дорогу домой в темноте, но тут, откуда ни возьмись, над ними загорелся желтый свет, как будто кто-то зажег огромный факел над их головами. Все разом посмотрели наверх, ожидая увидеть яркую полную луну. Но вместо луны на небе им светили два огромных звериных глаза, размерами с саму луну. Дети ужаснулись такому зрелищу, и с криками разбежались в разные стороны. Винтер помнила, как во сне она бежала и бежала по лесу, и не могла остановиться. Бежала...пока не проснулась.
Весь сон пронесся в голове Винтер за секунду. Она испытала на мгновение этот ужас и почувствовала себя потерянной, какой была во сне. Винтер совсем не понравилось это чувство. Она злилась на себя за то, что даже во сне ведет себя, как слабый беззащитный ребенок. Она не должна сейчас быть слабой! Ни за что! Она теперь будет сильной, и пройдет все испытания храбро, бесстрашно, как настоящий воин или герой. Это ее долг.
Винтер снова была в дороге. Она старалась больше не вспоминать тот сон. Она упрямо двигалась вперед и уверенно смотрела прямо перед собой. Но вскоре, она начала понимать, что выглядеть уверенной и себя таковой на самом деле – не одно и то же. От осознания этого она слегка опечалилась и посмотрела вниз. Как бы все сейчас не казалось так просто в ее пути, но это было не так. К Винтер в душу начали закрадываться сомнения. Она не представляла, правильно ли поступает, по тому ли пути идет. И тут ей в голову пришла мысль: - «Я же все-таки волшебница! И мне смогут помочь какие-нибудь волшебные светлые силы, я попробую их спросить. К тому же…мне ведь надо тренироваться!»
Винтер остановилась, она так возбужденно соображала, что на ее выражении лица застыло долгое напряжение. Она опустилась на траву и села, поджав под себя ноги. Сосредоточившись и закрыв глаза она, как будто смотрела внутрь себя. Пребывая в каком-то искусственном забытьи Винтер, словно шарила там руками в поисках какой-то подсказки или зацепки на подтверждение того, что в ней действительно живет волшебная сила и скрыты волшебные способности. Винтер ожидала, что ЕЙ и только ей они должны открыться и подчиниться. В своих внутренних пространных поисках она наткнулась на твердую непреодолимую стену. Но Винтер не стала сдаваться, она верила, что у нее все получится. Тут она ощутила внутри себя вместо стены какую-то ниточку. Мысленно ощупав ее, она поняла, что это какая-то туго натянутая струна, и, по ее ощущениям, она была теплой и золотистой. Струна светилась, от нее исходила энергия. Винтер не знала, каким образом она смогла почувствовать, что это энергия, причем волшебная, и как она смогла внутренним взором именно УВИДЕТЬ ее. Ей все это было непонятно. Но она знала точно, что права, так как при ее мысленном соприкосновении с ней она начинала вибрировать, как будто Винтер играла на ней, как на музыкальном инструменте. Поддерживая ее в дребезжащем состоянии, Винтер мысленно произнесла: «Правильно ли я поступаю? Укажи мне путь, помоги!»
И тут вдруг ветка над ее головой заскрипела, и прямо на нее свалилось что-то…или кто-то тяжелый. Винтер охнула, и, открывая глаза начала подниматься с земли, озираясь по сторонам.
- Ой, извини, с приземлениями у меня всегда так! Вроде бы рассчитала расстояние, прицелюсь, но…
- Ты кто такая и что делаешь здесь?!
- Я – Эмили! – странная рыжеволосая девушка, отряхиваясь, говорила очень бегло и сбивчиво, казалось, будто она не в себе или очень рассеяна. Она протянула Винтер руку и стала широко улыбаться. – Меня прислали к тебе в помощь!

URL
2012-05-23 в 00:15 

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Глава 8. В замке Дармпур

- Мрак, я рад тебя видеть. - Морден стоял в свей комнате у стола и раскладывал на нем какие-то склянки и пузырьки с жидкостью разного цвета. Его покои располагались на самой вершине башни его замка Дармпур. Замок был меньше и мрачнее замка короля Генриха VII, и северная часть его была не достроена.
Замок был строгого вида, без каких-либо элементов отделки, из черного камня. Но его вид, несмотря на эту простоту архитектуры, производил устрашающее впечатление. Что, по-видимому, и нравилось в нем Мордену.
- Вы меня звали, мой господин? - высокий и сильный воин по имени Мрак стоял недалеко от дверей, в которые только что вошел.
- Да, ты отлично потрудился в той деревне, Мрак, - Морден, не глядя на него, все разбирался со своими пузырьками. - Все сделал, как я приказал?
- Да, милорд, пленников отвели в пыточную, а легионеры готовят все к празднованию. К вечеру все будет готово, и начнется пир. - Ответил Мрак, гордо выпрямляясь.
- Превосходно, проконтролируй приготоаления, а в подземелья к пленным я скоро спущусь, только приготовлю одно зелье... - Морден задумчиво смотрел на стол, водя по нему рукой в поиске нужного пузырька. - Нужно приготовить им сюрприз!
Он, наконец, поднял на слугу глаза и загадочно ему улыбнулся.
Мрак ухмыльнулся в ответ, развернулся и направился к двери.
* * *
- Боже, куда нас привезли? - Джон сидел около брата и озирался по сторонам. Они сидели в клетке, которую с ними разделяла еще пара пара пленников. Остальных держали в других клетках. Зачем их разделили и пересадили, братья не знали.
- Замок какой-то.., наверняка, это замок этого Мордена! - Уилл, произнося это имя, изменился в лице: он сдвинул брови, поджал губы и грозно смотрел куда-то в стену.
- Да, похоже на то, и мне это совсем не нравится! Здесь мрачно, жутко, а в этих подземельях...становится ужасно страшно! - Джон обхватил себя руками и затравленно огляделся вокруг. - Что же с нами теперь будет?!
- Не преставляю, но думаю, ничего хорошего это точно! - Уилл прищурил глаза, задумываясь о чем-то, и стал похож на их сестру.
- Ох, Уилл, не говори так!- Джон спрятал голову вниз.
- Ну посмотри, здесь повсюду развешаны странные приспособления жуткого вида, и, скорее всего, они не предназначены в помощь земледельцу для обрбатывания земли. А совсем с другой целью, и она отнюдь не благая!
Джон огляделся вокруг и, постепенно ужасаясь, раскрывал глаза. Повсюду на стенах висели приборы, странные орудия, похожие на щипцы разных размеров, ножи, вилы и много других орудий жутковатой формы.
- Ты прав, нас явно ждет что-то ужасное.
Дверь в подземелья со скрежетом распахнулась, и в подземельях появился сам Морден. Он прошел вперед и оглядел пленных в клетках, злобно ухмыляясь.
- О, добро пожаловать в замок Дармпур! Я надеюсь, вы хорошо устроились?! – Морден загадочно улыбался и сверкал глазами. От его взгляда несчастные люди еще плотнее прижались друг к другу, испуганно не отводя от него глаз. – Чувствуйте себя здесь как дома! Ах-ха-ха-ха!
Морден запрокинул голову и громко рассмеялся. Его смех, разносясь по подземельям, становился громче и отчетливей, что делало его еще злобней. Крестьяне содрогнулись от таких громких раскатов хохота и зажмурились. Морден, продолжая улыбаться, обошел все клетки и осмотрел всех пленных. Проходя мимо братьев, задержал на них взгляд. Затем он вернулся в центр, где стоял, и принял задумчивый вид.
- Знаете, мне совсем не хочется обходиться с вами жестоко. Я думаю.., вы тоже этого не желаете. Вы здесь лишь из-за того, что сможете мне помочь кое в чем. Вы это сделаете, и я вас отпущу. Поверьте, мне незачем мучить вас. А вам незачем страдать!
Пленники по-прежнему держались настороженно, и, не отрываясь, смотрели на Мордена. Однако теперь, они смотрели немного спокойней. Все, кроме Уилла и Джона: их лица выражали такое напряжение, их взгляд на Мордена, обладай они магической силой, мог бы запросто расплавить его.
- Итак, - тем временем продолжал тот, - желаю, чтобы вы сказали мне, где я смогу отыскать белых магов? Где они прячутся, скрываются от меня?!
Молчание.
- Ну же, вы можете помочь мне их найти! – вопрошал Морден, начиная злиться.
Тишина.
Морден с презрением оглядел пленников, затем гордо поднял голову с непроницаемым лицом.
- Что ж…придется поступить по-другому. – Зашипел он тихо-тихо, но в звенящей тишине это прозвучало очень отчетливо.
- Мрак, начинай.
Верзила-легионер подошел к клетке и начал ее отпирать. Другой, его подручный легионер выкатил на середину железный пыточный стул. Женщины в клетках начали охать от ужаса, опасаясь за себя.
Вытащив из клетки одного худощавого крестьянина в лохмотьях, Мрак начал приковывать его цепями к стулу.
Стояв до этого неподвижно, Морден подошел к прикованному пленнику.
- Последний раз я спрашиваю: где скрываются белые маги?! Ты не обманешь меня своим молчанием! Ты все знаешь.
Прикованный посмотрел на него испуганно, но ничего не говоря. Тогда Морден извлек из своего черного плаща какой-то маленький стеклянный пузырек:
- Знаешь, что это?
Мужчина отрицательно покрутил головой.
- Эта сыворотка – одно из самых страшных пыточных зелий, призванное доставить человеку наивысшее страдание. Оно называется «Хордус».
Пленный в ужасе раскрыл глаза и не отрываясь смотрел на Мордена. В подземельях не было слышно ни единого звука, все, как будто умерло.
Морден кивнул Мраку, и тот подошел к прикованному крестьянину. Быстрые и сильные руки Мрака раскрыли ему рот, и Морден влил туда сыворотку из пузырька. Бедный крестьянин пытался вырваться, что есть сил, но ему не позволяла железная хватка Мрака.
Через несколько секунд, пытаемый вдруг замер, и, еще шире раскрыв глаза смотрел прямо перед собой, словно обезумевший. Мрак тут же отпустил его и отошел на два шага. Пленник весь затрясся, и на лице отразилась гримаса жуткой боли: он зажмурил с силой глаза и стиснул зубы так, что они чуть не переломались.
- Где находятся белые маги? Отвечай, или эта боль не прекратится!!! – снова начал спрашивать Морден, нависая над пленником и угрожающе сверкая глазами.
Пленник продолжал мучиться, но ничего не говорил. Морден стоял напротив него и злобно улыбался. Он, казалось, получал явное удовольствие от происходящего. Жестокость в нем благодарно одобряла его действия над пленником. Его черная душа, видимо, не знала предела сотворяемого им зла.
- Сколько же это будет продолжаться… - Элиос, стоявший в углу подземелья вместе с Андресом, задумчиво произнес, ни к кому конкретно не обращаясь. – Когда придет конец его власти?..
* * *
В главном зале замка Дармпур, где проходили празднества и пиры Легиона Мордена, стояло явное оживление. Прислуга носилась туда-сюда между стульев вдоль длинного стола, суетясь, расставляя миски, вилки, ножи, бегала из кухни в зал и обратно.
Заканчивались все приготовления, и пир скоро должен был начаться.
Зал, в котором он будет проходить, предназначенный для сборов и торжеств, был обставлен соответственно: длинный, на весь зал, дубовый черный стол, стулья с высокими спинками в готическом стиле (треугольная верхняя часть спинки с зубцами с двух сторон – обязательным атрибутом этого стиля). Высокий сводчатый потолок и огромные люстры навевали ощущение помпезности и одновременно мрачности. Это странное сочетание в интерьере зала и вообще всего замка не казалось здесь странным. Во всем просматривался характер его владельца: жестокость, загадочность, шик.
Вскоре суета в зале стихла, слуги тихо ушли на кухню, и в зал постепенно стали заходить участники торжества. Зал заполнялся воинами, которые, возбужденно глядев на еду, рассаживались по своим обычным местам. Мрак расположился по правую сторону от главы стола, где, по-видимому, предстояло расположиться Мордену. Но пока это место пустовало. Элиос и Андрес находились посередине левой стороны стола.
Заняв свои места, легионеры стали громко разговаривать, смеясь и обсуждая пытку пленников. Элиос и Андрес тихо сидели за столом, с недовольством наблюдая за грубыми и бесчувственными товарищами. Вдруг, всех напугав, в зал вбежал дикий черный волк. Он рванулся к краю стола и начал разъяренно рычать на сидящих рядом воинов. Те резко отпрянули от края стола, замерев от страха.
- Тихо, Дарк, веди себя прилично, у нас сегодня праздник. – тихо осадил волка Морден, входя в зал следом за ним. Пройдя вдоль стола к своему месту, он ни на кого не смотрел. Черный волк по кличке Дарк семенил за своим хозяином, выражая своим видом полное послушание и верность.
- Сегодня мы празднуем не только захват еще одной деревни, которая теперь окажется в списке ранее завоеванных, но и отмечаем то, что сегодня мы перешли на новый этап в нашем пути, к нашей цели – завоевания всего Мира, привод его к власти Тьмы! Мы не стоим с вами на месте, мои дорогие легионеры, а движемся к нашей цели, все ближе подбираясь к концу. Сколько деревень уже позади?.. Сколько ведов?.. Еще немного, и мы найдем белых магов, привлечем их на нашу сторону, или же заберем их силу, чтобы с ее помощью добиться, наконец, того, чего мы так долго ждем! – Морден поднял со стола кубок с красным вином. – Так выпьем же за этот этап, эту еще одну маленькую победу на пути к величайшей победе. За нашу цель!
Легионеры, все до единого, встали со своих мест и подняли свои кубки. Выпив все налитое вино, все сели снова за стол. Началась трапеза.
- Мрак, - Морден повернул голову к своему первому легионеру. – необходимо обсудить наши дальнейшие действия, следующий поход. Скоро мы вновь запланируем набег, веды в этой деревне, похоже, ничего не знают, или тщательно скрывают.
- Я думаю, это невозможно, вы не оставили им возможности скрывать что-то от вас, милорд. Я думаю, они ничего не знали.
- Это уже не важно, большинство из них уже все равно ничего не скажет. – Морден жестоко рассмеялся.

URL
2012-05-23 в 00:16 

OmniF@M
Я ~Среди несуществующих~
Глава 9. Предназначение

- Откуда ты здесь взялась, и откуда знаешь меня? – Винтер стояла напротив рыжеволосой девушки, которая называла себя Эмили, и недоуменно смотрела на нее.
- А ты разве не знаешь?! О тебе известно всем волшебникам Англии, и темным и белым! Ты же девушка из пророчества!!! – Эмили, не переставая улыбаться, радостно объявила Винтер, как будто рассказывала интересные новости судьбоносного значения.
- Обо мне известно?!.. Я – девушка из пророчества?.. Почему я??? – Винтер ошалело смотрела на девушку. Теперь ей уже не казалось, а стало абсолютно ясно, что она сумасшедшая.
- Ты, конечно ты, это уже давно определено! Мы тебя так давно ждали… - Эмили взяла Винтер за плечи и посмотрела ей в глаза, лучезарно улыбаясь.
Винтер смотрела на Эмили, как на безумную, а та нисколько не обращала на это внимания.
- Ничего. Сейчас тебе сложно в это поверить, я понимаю. Но, со временем, ты это поймешь и смиришься. Это твое предназначение – быть спасительницей.
Она отпустила Винтер и посмотрела на нее с таким пониманием, будто знает всю ее жизнь. Винтер стало от этого не по себе.
Винтер смотрела куда-то вдаль, стараясь прийти в себя. Эмили стояла рядом и не перебивала ее новыми шокирующими открытиями. Она сочувствовала ей и искренне хотела помочь. После долгого молчания, Винтер, наконец, обратилась к девушке бесцветным голосом.
- И что мне предназначено исполнить? Кто же я такая?!
- Винтер, тебе сейчас нужно успокоиться, прийти в себя. Я тебе все постепенно расскажу, всему тебя научу, только не торопись. – успокаивала Эмили, не желая вываливать на Винтер все в один день.
- Нет, ты мне должна сказать все сейчас! – Винтер вдруг напряглась и посмотрела на Эмили, всем своим видом показывая, что она настроена решительно.
Эмили тяжело вздохнула, и заботливо посмотрела на Винтер. – Тогда нам нужно присесть, и я постараюсь облегчить твое состояние.
От заботы Эмили напряжение Винтер потихоньку начинало спадать. Эмили повела ее до ближайшего упавшего дерева и села, приглашая ее опуститься рядом с ней. Винтер села, в ожидании объяснений.
- Закрой глаза и расслабься, я сниму твою тяжесть, - после того, как Винтер неохотно закрыла глаза, Эмили приложила свою руку к ее груди там, где сердце.
Винтер почувствовала как тепло, исходящее от ее руки окутало ее сердце, постепенно разгоняя тяжелые кольца напряжения, сковавшие его. Она сразу ощутила невероятно приятное спокойствие и умиротворение.
- Ну вот, теперь сможешь спокойно меня выслушать! – снова ослепила своей улыбкой Эмили. – Сначала я расскажу тебе о нашем мире, о котором тебе известно не все… - Эмили излечила сердце Винтер, но ее голову по прежнему осаждали мысли, набрасывались на нее как голодные волки.
Эмили говорила о свете и тьме, битва которых длится тысячелетиями. Но Винтер слушала ее в пол уха, думая о другом. «Ты – девушка из Пророчества…» - вспоминала она слова Эмили. «…и лишь женщина, такая же воинственная, как она сама, сможет избавить всех от тьмы…» - пронеслись у нее в голове слова охотников из леса, услышанные ей случайно. Они говорили о Пророчестве Жанн д’Арк – там было про какую-то женщину, которой предназначено победить Великую Тьму.
- Белые маги получают свою силу от энергии Света, а Темные от энергии Тьмы… - Эмили повествовала о магах, энергии, а Винтер вспоминала тот разговор охотников в лесу, свидетелями которого они с братьями стали.
«Нет, они говорили не обо мне! Этого просто не может быть! Я просто несчастная девушка, родителей которой жестоко истребил Морден, а не та женщина из Пророчества!!! Мне только четырнадцать лет, я не могу ею быть!..» - Винтер так глубоко ушла в себя, что совсем потеряла нить рассказа Эмили. До нее доносились лишь отдельные слова и обрывки предложения. «Веды…», «те, кто ничего не знает и жевет своей жизнью – обычные люди…», «…каждый маг обладает…», «Мордену нужна их сила…», «…необходимо остановить его, пока он не уничтожил весь мир…».
- Расскажи мне о Пророчестве! – потребовала Винтер, не в силах больше ждать. Эй необходимо было сейчас получить ответы на все свои вопросы.
- В нашем мире, - начала Эмили. – все предопределено. Я уже говорила тебе, как устроен мир. Кроме того, жизнь, история идет, словно по кругу, и в какой-то момент все возвращается к истокам. Нить жизни некоторых людей может во многом быть подобной нити жизни человека, жившего задолго до него, и уже исполнившего свое предназначение. Когда то, в недалеком 1426 году Марии Авиньенской было сказано божественным проведением, что ее страну ждет много страданий и испытаний, и именно она в свое время предсказывала Жанне д’Арк спасение Франции от ее меча. Их судьбы были схожи и переплетены. Так и о тебе, как и о ней, гласит Предсказание, изреченное из уст святой женщины. История идет по цепочке, и сейчас – начало нового витка.
- И что сказала обо мне Жанна д’Арк в своем пророчестве? – нетерпеливо перебила Винтер.
- Сейчас ты не можешь этого узнать. Ты еще не готова. Я буду рассказывать тебе Жанне д’Арк, о ее предназначении, учить тебя раскрывать тайны мироздания, дабы подготовить тебя к выполнению высокой миссии, которая на тебя возложена. Тебе предстоит многое узнать и многому научиться, прежде чем ты все узнаешь. Тогда ты сможешь принять это, и время еще не пришло. – Пока Эмили говорила, ее лицо выражало лишь серьезность и непререкаемость. Даже Винтер со своим упрямым характером растеряла желание с ней спорить. Она молча смотрела на Эмили и внимала ей.
- Я буду тебе наставником, помощником и, если позволишь, другом. Я научу тебя пользоваться магией, развить ее. Сейчас она в тебе спит, но, когда ты ее обнаружишь, ей понадобится выход, и нам нужно будет правильно открыть его.
Услышав это, Винтер невольно вспомнила свой предыдущий опыт призыва этой магической силы, спящей в ней. И, по всей видимости, ей так и не удалось пробудить ее. Винтер подумала, что как раз Эмили помешала ей закончить начатый процесс и правильно воспользоваться магией. Она еще не до конца поняла, правильно ли все делала, и было ли то, что она ощутила на самом деле.
Мысли Винтер от магической силы плавно перешли к Эмили. Она еще не решила, стоит ли верить этой странной девушке. Кто она такая? Откуда? Но больше всего ее волновало, откуда она знает ЕЕ, как она нашла ее, и правда ли то, что она говорит о пророчестве, о магии, о ее предназначении? Этого не может быть! Все это похоже на какой-то неземной сон. Она спит, и все это не на самом деле. И, когда она проснется, все будет как всегда: она окажется в одной комнате с братьями, ее родители будут живы, не будет никакой Эмили, пророчества и… Мордена!
Винтер зажмурилась, с силой вдавливая веки в глазное яблоко, и, открыв глаза, почувствовала, как от опустошения и боли разрывается ее сердце. Но, несмотря на эту боль, на ее лице отражалась серьезная сосредоточенность.
Эмили, тем временем, не замечая болезненных переживаний Винтер, продолжала говорить о магии.
- Я хочу, чтобы ты поняла основу, источник магической силы. Сама магия, волшебство – это результат правильного применения чистейшей энергии. Твое тело – это инструмент, с помощью которого эту энергию можно превратить в магическую силу. Твоя душа – это, своего рода, сосуд, в котором хранится, и через который эта энергия из мира Света перетекает в наш. Энергия берется из света. Добрые волшебники поэтому и называются Белыми – они берут энергию из белого света. А Темные маги используют энергию Тьмы. Чтобы воспользоваться энергией Света, тебе нужно поверить в него. Это на самом деле не просто. Если ты веришь в Бога, тебе будет легче. Ты должна поверить в то, что это произойдет – магия, что она произойдет из света. Лишь он поможет тебе. Удерживай эту веру в сознании, подобно тому, как ты держишь над головой тяжелый предмет. Пока ты будешь удерживать ее достаточно крепко, будут твориться чудеса, независимо от того, насколько они покажутся невероятными.
Эмили заглянула в глаза Винтер с такой верой, что Винтер увидела отразившуюся в ее глазах чистоту и одновременно твердость. Она знала, что говорила. Но Винтер не успела удивиться этому, как Эмили, лучезарно улыбаясь, грациозно приподняла руку на небольшую высоту, и стало происходить что-то невероятное: из земли около них стали с треском высвобождаться сильные корни огромного дуба. Освободившись полностью, стал, подобно человеку, шагать своими корнями по траве. Эмили не могла поверить, что этот дуб невероятных размеров вдруг послушался Эмили. Она смотрела на дерево, не в силах оторвать взгляд. Теперь все еще больше напоминало ей сон.
Огромный дуб, пользуясь своими корнями как ногами, немного пошатался около них, затем встал на прежнее место, подчиняясь воле Эмили, и запустил свои корни в землю. В лесу опять стало тихо, будто ничего не происходило.
- Если будешь меня слушать, вскоре и ты сможешь так. – как ни в чем ни бывало проговорила Эмили. – Главное не думать о величине и тяжести того, что ты хочешь заколдовать.
Винтер, глядя в лучезарные глаза улыбающейся Эмили, подумала, что у нее никогда так не выйдет.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Omnifam.Сообщество для фикрайтеров и читателей всех фандомов

главная